Год «великого перелома»

.

Школы, строившиеся в Москве в первой половине 1930-х годов, становились все лучше и лучше. Зодчие получали необходимый опыт, постепенно отказывались от эффектных, но ненужных экспериментов. Одновременно приходил конец и изыскам крикливых экспериментаторов в педагогике.
Наведение окончательного порядка в среднем образовании началось с постановления Центрального комитета ВКП(б) от 5 сентября 1931 года о начальной и средней школе. Этим постановлением средней школе ставилась конкретная задача – дать учащимся твердый объем систематических и осмысленных знаний.


Решение быстро дало первые плоды. К январю 1932 года появились новые программы, ориентированные на изучение тех предметов, которые преподаются в московских школах и сейчас. В школы вернулись уроки по твердому расписанию, систематические опросы, жесткая дисциплина, обязательное использование учебников.
Но Центральный комитет ВКП(б) продолжал держать советскую школу в центре внимания. Чтобы понять это, достаточно перечислить рассмотренные им вопросы и принятые постановления. В августе 1932 года – об учебных программах и режиме в начальных и средних школах, в феврале 1933-го – о роли учебников для средней школы, в 1934-м – сразу три постановления: о структуре начальной и средней школы, о преподавании истории и географии. Наконец, 22 февраля 1935 года Совнарком и ЦК ВКП(б) рассмотрели вопрос об организации школьного обучения в городах и приняли решение о массовом строительстве школьных зданий в городах для прекращения тесноты и многосменности в школах. Этот день с полным основанием может считаться точкой коренного перелома, началом новой истории всех советских, в том числе и московских, школ. С этого времени капитальные учебные здания из разряда чего-то необыкновенного, даже роскошного перешли в число самых привычных, необходимых и гарантированных всем людям вещей.

«В Совнаркоме СССР и ЦК ВКП(б)
СНК СССР и ЦК ВКП(б) рассмотрели вопрос о строительстве школ в городах. СНК СССР и ЦК ВКП(б) установили, что за годы первой и второй пятилеток, в результате роста и укрепления социалистического хозяйства, в первую очередь роста городов и промышленных центров, и введения всеобщего обязательного обучения, количество детей, обучающихся в школах, выросло с 11,3 млн до 24 млн, в том числе в городах с 3 млн 200 тыс. до 5 млн 800 тыс. Количество школ за эти годы увеличилось почти на 50 тысяч – с 118 тыс. до 167 тыс., главным образом в деревне, и общая сумма затрат на школьное строительство составила 1 млрд 100 млн руб.
Однако территориальное размещение школ не совпадало с острыми потребностями городов и рабочих поселков, строительство школ отставало от прироста обучающихся.
Наркомпросы союзных республик, в особенности Наркомпросы РСФСР и УССР, плохо руководили школьным строительством, неправильно расходовали, а иногда не полностью использовали государственные ассигнования на строительство школ, в особенности не обеспечивали новыми школьными зданиями города и промышленные центры.
Новые школьные здания в городах построены неэкономно, при больших затратах на подсобные помещения (мастерские, столовые, залы и т. д.) в ущерб строительству классных комнат для учебных занятий. Помещения школ фактически использовались под учебные классы в среднем до 35 %, а в некоторых школах до 30 %.
В результате этих ошибок Наркомпросов РСФСР, УССР и других республик в городских школах СССР создались совершенно недопустимые условия для обучения детей, установлены две, а во многих школах даже три смены, причем третья смена обучается до 11 часов вечера, в ряде школ практикуется такой порядок занятий (непрерывка), при котором дети не имеют единого дня отдыха и постоянных классных помещений.
СНК СССР и ЦК ВКП(б), считая подобное положение совершенно нетерпимым, постановляет:
1. Ликвидировать к осени 1935 г. в школах крупных городов, а к осени 1936 г. во всех городских школах СССР третью смену, порядок занятий без единого дня отдыха и без постоянных классных помещений для учащихся.
Занятия в школах в две смены ликвидировать в крупных городах в 1937 г., а во всем СССР в 1938 г.
2. Для ликвидации в городских школах к началу 1936 учебного года третьей смены и порядка занятий без единого дня отдыха и без постоянных классных помещений для учащихся и для обеспечения приема нового контингента учащихся:
а) построить в 1935 году в городах СССР по списку № 1 – 374 школы на 240 390 ученических мест, стоимостью 223 978 тыс. руб. (считая с переходящим строительством и расходами на оборудование).
б) Передать к 1 июня 1935 г. в ведение Наркомпросов союзных республик под школы 72 школы ФЗУ на 28 820 ученических мест.
в) Предложить Наркомпросам союзных республик и отделам народного образования установить более рациональное использование помещений школ, занимая под классы и так называемые подсобные помещения (залы, рабочие комнаты и пр.), доведя процент использования школьной площади под классы с 35 % до 60–65 %.
3. Утвердить типы школьных зданий в городах и запретить без разрешения СНК союзных республик проводить строительство нетиповых школ.
Обязать наркомов просвещения лично утверждать все проекты школьных зданий в соответствии с установленными типами и нормами школьного строительства.
4. Установить, что все ассигнования на школьное строительство идут по бюджетам Наркомпросов особым параграфом; распорядителями кредитов на школьное строительство являются Наркомпросы и отделы народного образования на местах.
5. Установить, что средства, ассигнованные на школьное строительство по местному бюджету и бюджетам хозорганов, должны быть выделены как целевой фонд и не могут быть использованы на другие нужды.
Из всей суммы годовых ассигнований на школьное строительство не менее 30 % отпускать в 1 квартале, не менее 70 % – в первое полугодие и не менее 90 % в течение первых трех кварталов.
6. СНК СССР необходимо в 10-дневный срок на представление Госплана СССР выделить в планах снабжения строительными материалами на 1935 год фонды строительных материалов, обеспечивающих настоящую программу школьного строительства.
7. Организовать в составе Наркомпросов союзных республик управления по школьному строительству, а в краевых и областных организациях народного образования и Наркомпросах автономных республик – отделы по школьному строительству, возложив на них руководство строительством, проектирование школьных зданий, организацию снабжения стройматериалами и проверку состояния школьного строительства на местах.
8. Создать в крупных городах тресты школьного строительства, подчиненные непосредственно городским советам.
Поручить Совнаркомам союзных республик установить список городов, в которых должны быть созданы тресты школьного строительства.
9. Поручить Госплану СССР к 1 мая 1935 г. разработать и внести на утверждение СНК СССР план школьного строительства в 1936–1940 гг., имея в виду ликвидацию повсеместно двухсменных занятий в школах.
10. Установить следующий прием в высшие учебные педагогические заведения по СССР

В соответствии с этим ассигновать Наркомпросам союзных республик на строительство, ремонт и оборудование помещений и общежитий педагогических учебных заведений в 1935 году по капиталовложениям 45 млн рублей. Предложить Госплану СССР распределить указанный контингент приема и сумм капиталовложений по союзным республикам»[21].

Это было именно то, что требовалось. Постановление СНК СССР и ЦК ВКП(б) от 22 февраля 1935 года полно и емко выявляло все недостатки школьного строительства предшествующих лет, намечало конкретные направления исправления тяжелой ситуации в области среднего образования и четко распределяло обязанности различных ведомств по организации школьного строительства.
Правда, намеченные в нем сроки ликвидации трехсменки выглядели явно нереальными – решить накопившиеся за десятилетия проблемы в течение одного года было невозможно, что и доказал пример реализации постановления в Москве. Окончательно изжить трехсменку удалось лишь через три года интенсивного школьного строительства. Надо думать, что в других городах ситуация складывалась по крайней мере не лучше.
Тем не менее заданные жесткие сроки сыграли свою роль – сооружение школ в городах развернулось сразу и широким фронтом, без традиционной раскачки.
Новые установки положили конец школьной гигантомании. Вместо учебных «комбинатов» на две и три тысячи ребят основным типом школьного здания для крупных городов должна была стать двухкомплектная школа на 880 учащихся (по два класса с первого по десятый и два приготовительных) с двадцатью двумя классными помещениями. Этот же тип мог использоваться и для школ с тремя комплектами с пятого по десятый и одним комплектом с первого по четвертый класс (что было целесообразно там, где рядом работали начальные школы). Конец всевозможных педагогических изысков символизировался требованием доведения учебной площади до 62 процентов и соответствующего сокращения всяких вспомогательных помещений.
Реализация постановления началась немедленно. Проектные мастерские Наркомпроса на основе новых нормативов в течение всего нескольких месяцев разработали восемь типовых проектов, из них два – школ на 880 учащихся[22].
Но реализоваться в столице им было не суждено. Ситуация с учебными зданиями в городе была крайне напряженной. В начальных и средних школах города училось 458 тысяч ребят, или 12,5 процента населения. Для того чтобы понять значительность этой цифры, нужно вспомнить 1913 год, когда эта категория населения составляла лишь 7,6 процента. Для размещения почти полумиллиона ребят столица располагала всего 374 школьными зданиями, из которых лишь около сотни отвечало элементарным требованиям времени. Немудрено, что занятия приходилось вести в переполненных классах, часто в три смены. Не случайно проблеме школьных зданий уделялось внимание и в генеральном плане реконструкции Москвы, принятом в том же 1935 году.

«СОВЕТ НАРОДНЫХ КОМИССАРОВ СССР
ЦЕНТРАЛЬНЫЙ КОМИТЕТ ВКП(б)
ПОСТАНОВЛЕНИЕ
от 10 июля 1935 г. № 1435
О ГЕНЕРАЛЬНОМ ПЛАНЕ РЕКОНСТРУКЦИИ ГОРОДА МОСКВЫ …
14. Для лучшего обслуживания населения города культурно=бытовыми учреждениями развернуть строительство сети школ, амбулаторий, столовых, детских садов, детских яслей, магазинов, физкультурных площадок и т. п. ЦК ВКП(б) и Совнарком СССР считают неправильным стремление к замкнутому размещению всех этих учреждений в каждом большом доме только для жильцов этого дома. ЦК ВКП(б) и Совнарком СССР считают, что школы, амбулатории, столовые, детские сады, детские ясли, театры, кино, клубы, больницы, стадионы и другие виды учреждений культурно=бытового обслуживания населения должны размещаться в центре ряда кварталов в расчете на обслуживание населения, проживающего не в одном, а в десятках домов».

В Москве предполагалось строительство 72 школ, что было в два раза больше, чем выстроили в Москве за предыдущие десять лет, и в два раза больше, чем за весь дореволюционный период!
Поскольку это количество составляло почти пятую часть из 374 школ, намеченных постановлением, столица ставилась в особые условия. Если в большинстве крупных городов строительство должно было вестись по типовым проектам Наркомпроса, для Москвы (впрочем, как и для Ленинграда) делалось исключение – для нее разрабатывались специальные проекты, учитывающие столичные функции города и крайнюю плотность застройки, среди которой было нелегко выкроить подходящий для школы участок. За проектирование взялись архитектурно-проектные мастерские Моссовета, а также проектировщики Наркомтяжпрома.
Подготовка к строительству началась сразу же после опубликования постановления. На особые эксперименты времени не оставалось, и надежды на то, что в спешке будет выработан удовлетворительный единый типовой проект, были весьма призрачными. Московские власти пошли другим путем, фактически отступив от требований постановления. Вместо разработки единого проекта проектирование поручили сразу шестидесяти архитекторам. Расчет делался на то, что после реализации из них удастся выбрать самые лучшие, которые можно будет довести до уровня типового.
Перед проектировщиками поставили точные ограничения, в рамках которых должны были разрабатываться проекты. Главным ограничением стала цена – не выше 58 рублей за один кубометр объема здания. А предельный объем – 14 500 кубометров. В него требовалось уложить двадцать две классные комнаты, два кабинета (физический и химический), библиотеку, директорскую, учительскую, буфет, раздевалку. Помимо этого, в школах предусматривались квартира для семьи директора и комната для проживания сторожа. В школе – не более четырех этажей, высота каждого – три с половиной метра в чистоте, то есть от пола до потолка. Строго регламентировались толщина и материал стен, размеры перекрытий, типы крыш. Из соображений пожарной безопасности – для обеспечения надежной и быстрой эвакуации детей с верхних этажей в случае пожара – каждая школа должна была иметь не менее трех лестничных клеток.
Особое внимание уделялось внутренней отделке. Школы в Москве еще не превратились в привычный и заурядный тип зданий, и, чтобы подчеркнуть их высокое назначение, в классах устанавливали широкие двупольные двери, входные двери выполняли из дуба, в коридорах и учительских настилали паркет.
От архитекторов требовалось продуманное, по возможности лучшее планировочное решение всего здания и расположения помещений, а также красивое архитектурное оформление фасадов и интерьеров. То, что выполнять это приходилось в рамках жестких ограничений, делало задачу трудной, но зато более интересной.
Огромное значение для успешного выполнения программы школьного строительства имела установленная стандартизация отдельных деталей – столярки, элементов лестниц, перегородок, перекрытий. Их изготовляли в специальных цехах и доставляли готовыми на стройплощадки. 7500 окон, столько же подоконников, 2500 дверей потребовалось для школьных зданий по программе 1935 года[23].

Комментирование и размещение ссылок запрещено.

Комментарии закрыты.