Эпоха Джуса

.

Прирост школ в Москве за 1936 год оказался таким значительным, что нехватка помещений стала не столь заметной, поэтому в последующие годы темпы школьного строительства в Москве можно было снизить, и оно уже никогда больше не достигало такого размаха. Так что рекорд – полторы сотни школ в год – остался (и еще долго останется) непобитым.
На 1937 год сначала запланировали 80 школ. Из них 24 школы предполагалось возводить по проекту Джуса, 14 – Куповского, 6 – Налетова, 4 – Рогайлова, 4 – Калинина и Карасева, 3 – Арбузова.


Однако затем план скорректировали и реально выстроили 73 школы по семи типовым и нескольким индивидуальным проектам. В пределах Бульварного кольца расположилось всего четыре здания, в кольце Садовых – 17, а основная масса оказалась на бывших городских окраинах – 27 школ между Садовым кольцом и Камер-Коллежским валом и 25 – за его пределами[36].
Самыми распространенными в этом году стали школы К.И. Джуса – целых 22. Авторы остальных типовых проектов – А.Н. Душкин – 13 построек, М.Г. Куповский – 17, В.В. Калинин и А.А. Карасев – 4, Н.П. Налетов – 5 построек, Б.Ф. Рогайлов – 6, К.Ф. Арбузов – 3. Индивидуальные проекты школ выполнили А.Н. Горбачев и Я.Л. Эстрин с И.А. Векслером.
Среди типовых лучшей оказалась работа К.И. Джуса. Взяв за основу свой прежний проект, он существенно его доработал. Сохранив в новом проекте южную ориентацию главного фасада и тот же объем здания, архитектор сумел выкроить на четвертом этаже вместительный актовый зал (целых 175 квадратных метров), а на первом – маленькую квартирку для дворника и истопника (две комнаты по 16 квадратных метров). И при этом другие помещения не стали теснее. Наоборот, несколько классов расширились до 57 квадратных метров вместо 50 по норме, а учительская расширилась на целых 14 квадратных метров!
Этим достижения Джуса не исчерпывались. Поставив перед собой задачу создать проект школы северной ориентации, он при относительно небольших изменениях плана перенес учебные помещения к заднему фасаду, тем самым достигнув своей цели. Внешне проект северной ориентации отличается от своего прототипа расположением входов (которые акцентированы точно такими же, как и раньше, портиками). С передних фасадов боковых ризалитов входы перебрались на их внутренние боковые поверхности – как бы повернулись навстречу друг другу. По этому проекту построена, в частности, школа на улице Достоевского, 25.
Чтобы уяснить, в чем достоинства школы Джуса, стоит сравнить ее с каким-нибудь другим проектом, например далеко не худшим проектом Куповского (в дальнейшем для краткости именуемым школой-К, в отличие от школы-Д, то есть проекта Джуса). Проект школы-К сразу разрабатывался для северной ориентации главного фасада и в этом отношении рассматривался как дополнение проекта Джуса. На участках, где школы-Д нельзя было ставить по условиям инсоляции, использовался проект Куповского.
Первое, что бросается в глаза человеку, впервые посещающему школу-К, – ее несколько странный внешний вид. К основному четырехэтажному объему совершенно неорганично прилеплены трехэтажные боковые крылья, производящие впечатление позднейших пристроек, хотя на самом деле они являются неотъемлемой частью самой школы. Почему именно в пристройках устроены и главные входы в здание, никак не выделенные на фасаде? Из-за этого у посетителя возникают вполне понятные колебания – а не ошибся ли он, пытаясь попасть в школу не через парадный, а через черный ход?
Главный фасад школы-Д более логичен. Два ризалита во всю высоту здания фасада придают ему стройность и законченность. Входы выделены небольшими двухколонными портиками, как бы приглашающими в школу.
Есть различия и во внутреннем устройстве входов – для того, чтобы преодолеть обычный школьный трехдверный тамбур, в школе-Д нужно сделать только один поворот, в школе-К – два. Да и сам тамбур школы-Д гораздо более просторен и освещается дневным светом, в отличие от тесного и темного тамбура школы-К.
Лестницы в школе-Д выходят в вестибюли прямо напротив входов – заблудиться в таком вестибюле невозможно. А вот в школе-К лестниц из вестибюля вообще не видно – они выходят в рекреации. Чтобы устранить этот недостаток, автор попытался связать лестничную клетку первого этажа с вестибюлем еще одним тамбуром, однако в реальной эксплуатации зданий такие лишние, в сущности, закуточки используются для хранения всякого хлама.
Очень неприятное впечатление производят на втором – четвертом этажах школы-К узенькие коридорчики-отростки от центральных рекреаций. В эти безобразные коридорчики выходят двери туалетов. В школе-Д коридоры-рекреации на всем протяжении имеют практически одинаковую ширину, благодаря чему в них не бывает тесноты.
Наконец, как уже упоминалось, оставаясь в рамках того же объема, Джус умудрился устроить на четвертом этаже своей школы вместительный актовый зал, которого нет в школе-К. Правда, из-за того, что этот зал занимает всю среднюю часть школы, связь между помещениями четвертого этажа оказалась нарушенной – чтобы попасть из правого крыла в левое, нужно пройти через третий этаж. Отсутствие в школе Куповского актового зала отчасти компенсируется очень широкими (почти 5 метров) коридорами.
Есть, конечно, свои достоинства и у школы-К. План ее менее изрезан, а значит, меньше площадь наружных стен, здание экономичнее в постройке (меньше требуется кирпича) и в эксплуатации (меньше уходит тепла через стены).
Но в целом школа-Д превосходит школу-К и других своих ровесников. Не зря проект Джуса оказался лучшим за 1937 год. Всего за 1935–1937 годы в Москве по проектам архитектора соорудили 40 школ. А в 1938-м из запланированных 57 школ по его проектам должно было строиться целых 30!
Проекты Н.П. Налетова и К.Ф. Арбузова предназначались для строительства на затесненных угловых участках. Специфика применения обусловила определенные недостатки проектов, с которыми волей-неволей приходилось мириться. Школы Налетова при четырехэтажной высоте главного корпуса имели с тыла довольно нелепую двухэтажную пристройку, от которой архитектор так и не смог избавиться, хотя некоторые улучшения в свой прошлогодний проект он все-таки внес – выкроил квартирку для дворника и истопника, увеличил площадь учительской.
Сложная задача стояла перед К.Ф. Арбузовым – создать типовой проект для неудобных участков с непрямыми углами. Взяв за основу П-образный план своей первой школы в Теплом переулке, архитектор сделал боковые крылья различными – одно из них образовывало с центральным корпусом прямой угол, а другое – тупой. Самое интересное состояло в том, что их можно было легко менять местами в зависимости от того, справа или слева от школы находился этот самый неправильный угол, то есть проект подходил для реализации как в прямом, так и зеркальном отображении[37].
А вот с проектом А.Н. Душкина вышла незадача. Совершенно непонятно, почему именно его выбрали для строительства из блоков. Сложный по конфигурации плана и силуэту, с пилястрами на главном фасаде проект мало подходил для осуществления индустриальными методами. Сначала разбивка объема школы на отдельные блоки дала 451 типоразмер, притом что всего на строительство одной школы требовалось 2814 блоков. Таким образом, каждый блок повторялся всего лишь шесть раз! Пришлось слегка перетряхнуть проект, чтобы свести число различных элементов к 126, повторяемость тем самым увеличилась до семнадцати раз. Но все равно для блочных конструкций лучше подходили проекты с простым планом, с равномерной сеткой окон. Тем не менее по малоудачному душкинскому проекту выстроили 13 зданий[38]. Вдобавок его же с небольшими переделками приспособили для строительства родильных домов.

Судя по всему, в этом грубом просчете в очередной раз проявилась незрелость архитектурных кадров, их неготовность к проектированию и организации строительства на новом, индустриальном уровне.
Школу по индивидуальному проекту А.Н. Горбачева выстроили по адресу: Сретенка, 26 – на тесном участочке, с двух сторон зажатом выходящими на улицу переулками. Несмотря на приятный внешний вид и удачный для таких сложных условий план школы, учиться в ней было не слишком удобно – ее фасад выходил на оживленную улицу, а пришкольный участок практически отсутствовал. Поэтому в 1999 году школу разобрали, и, расширив территорию за счет сноса соседних сооружений, выстроили на нем одну из наиболее современных школ Москвы.
Я.Л. Эстрин и И.А. Векслер спроектировали исключительно нарядную школу по адресу: Малый Гнездниковский переулок, 4. Из-за неправильных очертаний участка школа получила сложный и не особенно удобный план, а потому использовалась по назначению недолго. В ее здании размещались различные учреждения.
Школьное строительство набирало размах и за пределами тогдашних границ Москвы – строились школы в подмосковных городах и поселках, позже превратившихся в районы столицы. В быстро застраивавшемся Авиагородке (будущем городе Тушине) в 1935 году в числе первых капитальных зданий выстроили двухэтажную школу[39], но уже спустя два года ее вместимости оказалось недостаточно, и в поселке появилось второе школьное здание, также двухэтажное, возведенное всего за 75 дней[40].

Комментирование и размещение ссылок запрещено.

Комментарии закрыты.